Bruce Robertson in Black moon is rising
Энфилд был той еще дырой. Вообще, на вкус Брюса, весь Лондон являлся таковым – огромная помойная яма, прикрытая красивой блестящей мишурой, которая и не давала разглядеть эту самую гнилую суть.
read more

7% SOLUTION

Объявление

ФОРУМ ЗАКРЫТ
Просьба партнерам удалить наши темы и баннеры из тем партнерства и контейеров баннеров. Спасибо

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 7% SOLUTION » Завершенный цикл » (15.06.11) I believe in the enemy


(15.06.11) I believe in the enemy

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

- УЧАСТНИКИ -
Шерлок, МорМор и Мэри (Мэри и Моран присоединяются в серединке) Джон заключительный пост
- ВРЕМЯ И МЕСТО -
На крыше Бартса, погода летная... даже прыгательная
- КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ЭПИЗОДА -
Большая игра на крыше в самом разгаре. Титаны двух сторон елозят воображаемыми фигурками по клетчатому полю. Но пуля просвистела. И ага!
- ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КОНТЕНТ -
You don't believe in God
I don't believe in luck
They don't believe in us
But I believe in the enemy

0

2

- Подарю, - остановившись от закатывания глаз, Мориарти отошел от края крыши госпиталя, оставляя Шерлока наедине с его гениальным мозгом и пустотой, что взывала снизу.
Вся игра велась тонкой линией по самому лезвию, и этот адреналин, вспрыскиваемый в кровь с каждой секундой, просто кружил голову от успеха такой грандиозной партии. Его лучшая роль, его лучший соперник. Но эта заурядная черта, когда мысли о других людях, заставляют вершить то, что ты не хочешь... Болевые точки, на которые можно давить с таким наслаждением, втаптывать в грязь все попытки противостоять, найти лазейку в идеальном плане.
Что мог Шерлок в сравнении с ним? Преступный гений, положивший жизнь на алтарь уже так давно. Скука и забава. А между ними то, что тянет к себе, скатываясь последними солеными каплями по вискам. Бездна взывает к ним, но погибнет только один. Или нет?
- Что? В чем дело? Что я упустил? - вскричал Джим, переключаясь с поспешной скоростью. Смех Шерлока как острие топора, просвистело над болезнено сжавшимся эгом консультирующего преступника. Что он мог упустить, если в этом произведении не было ни одной фальшивой ноты, так как первая скрипка была на грани отрывания струн и разламывания корпуса. Все было идеально.
-Думаешь, я приказ свой изменю? Думаешь, ты принудишь меня к этому?
Это было даже слегка забавно, что он проследил ту маленькую оговорку в словах, но то как Шерлок цеплялся за жизнь становилось совершенно скучным. Их последняя проблема лежала на поверхности. Задача без решения. Точнее с двумя вариантами ответов, и у каждого были совершенно свои причины быть правильным и неправильным ответом одновременно. О, как Джеймс устал от того, что мир делится на такие серые цвета. Сторона ангелов всегда действовала по своим правилам, ограничивая себя рамками законов и норм. И стоило только чуть подтолкнуть их к нужной ему, Мориарти, грани, как их крик и стенания разносились на весь земной шар, вертящийся от этого только быстрее. В конце концов, он оставлял с носом не только Шерлока, но и Майкрофта... Уж кто бы сомневался в талантах преступного гения!
И сейчас ситуация накалялась от движений и взглядов, слов, что сыпались пулями по раскаленной крыше. Карман пальто оттягивало то, что сможет стать финальной точкой, если только...
Если только он ошибся в Шерлоке. Ведь они похожи. Несомненно. И Джеймс мог видеть то, что не подвластно никому другому. Но может это обман чертового зрения? Может все это всего лишь отголоски гидроморфона, растворенного в крови еще пару суток назад.
Его мозг работал, выдавая варианты, просчитывая математические вероятности последующих событий. Шерлок слишком часто разочаровывал его за последнии несколько минут. Хуже академической гребли бывает только академические русские горки, когда дух захватывает от восторга, а в ту же секунду понимаешь, что все напускное, и твой оппонент такой же, как кучка зевак, мирно шествующих по грязному асфальту. Их ждет сюрприз. Как и Мориарти, уже срывающего обертку со своего долгожданного подарка.
-Неееее, треп и бравада, - глядя в эти глаза, Джим понимал, что Шерлок готов сказать все, лишь бы не прыгать вниз. Его полет запланирован. Вся игра была только подготовкой к этой самой сцене, но Холмс пытался соскочить, чтобы снова жить своей бессмысленной обычной жизнью. Его сказка превратиться в печальную повесть, если главный злодей испарится. Но Джим сокрушил его, а детектив продолжал брыкаться, словно робкая девица перед брачной ночью.
Джеймс Мориарти готов был на все, а Шерлок - нет. Их единственное различие, что не давало покоя злодею. Это лишало сна, и приходилось снова и снова пытаться заглушить бешенный ритм мыслительного процесса. И сейчас глядя в глаза своему искаженному отражению, Мориарти как никогда видел это различие. Оно плескалось на дне, и Джим взбудоражил эту заводь, но чертей, увы, не наблюдалось.
- Неет, ты скучен и зауряден, потому что ты на стороне ангелов.

+3

3

Уверенность таяла на глазах.
Шерлок зачарованно смотрел вниз, где, словно муравьи проносились люди. Пациенты, врачи, прохожие. Он отсюда мог рассказать кто они, но какой смысл? Мир поверил в то, что он ничто. Шарлатан. Похититель. Преступник. Возможно даже убийца. Ему не нужно было сражаться. Сколько раз он говорил Джону, что ему все равно на то, что о нем думают окружающие? О, Мориарти все правильно подметил, свел к одному знаменателю, сумел пробиться через все стены, которые слабо, но сдерживали темперамент Холмса. Последней каплей стала его ложная личность. Ричард Брук. Умно, очень умно.
- Подари мне, - сбивчиво начинает говорить Шерлок. Это игра, он сам позвал Джеймса на эту партию, веря, что его уход окажется именно таким, каким он и задумал. Холмс верил в Молли, в то, что она сделает все как он и попросил, но ведь здесь рядом с ним стоял человек, которого нужно обвести вокруг пальца. Так, чтобы никто больше не пострадал. Да, браво, паук, браво, ты нашел его болевую точку! Но, даже не смотря на это, Шерлок хладнокровен и его мозг не переставал анализировать каждое слово Мориарти, - одну минуту, пожалуйста. Одну минуту в одиночестве. Пожалуйста.
Короткий взгляд, стоя на уступе, в такой волнующей, даже возбуждающей близи от края, был брошен на лучшего соперника. Хотелось верить, что тот поддается, не замечает фальши, слышит в голосе Шерлока страх и сломленный дух. Весь Лондон против него. Скотленд-Ярд, к которому он относился как к сборищу нерадивых детей. Ладно, Донован и Андерсон! Но семя недоверия зародилось в голове Лестрейда, единственному человеку, который не пытался затоптать значимость помощи Шерлока Холмса и не разыгрывал фарс.
«Я точно это делать не буду»…
Врать Джону было… затруднительно, не потому что он не поверил бы в его игру, нет, как раз таки поверил. Нельзя было оставлять его рядом, чтобы добрый доктор помешал случиться неизбежному. А Холмс, Холмс и так знал, чем все должно было закончиться. Время, ему нужно было время, и довести Джима до предела.
«Я точно это делать не буду… Я точно… не буду». Эта фраза пронеслась в его голове снова и снова. С интонацией Мориарти. Ну, конечно! Холмс расхохотался, впервые за этот день, позволив себе проявить свои истинные чувства.
Буквально источая самодовольство и пыша от ощущения приблизившейся победы, Шерлок разворачивается, утратив окончательно растущее чувство спрыгнуть вниз раньше времени. Ноки касаются бетонной поверхности крыши.
- Ты точно это делать не будешь, - патетически начинает он, жестикулируя, смех растворяется, сменяясь прежней серьезностью и чувством собственного превосходства.. Холмс привык, что все требуют от него объяснений. Шаг за шагом, мысль за мыслью, ему необходимо было просвещать окружающих. Как было бы проще, если бы все кругом не были такими тупицами! – То есть убийц может что-то остановить. Какой-нибудь код… слово… цифра.
Он чувствует себя акулой, кружащей вокруг сумасшедшего гения, на лице которого отразилось удивление. Шерлок перенял эстафетную палочку. Были его «пять минут славы».
- И не нужно мне умирать. Как я понял. Снова, - и это щебетание, в тот момент, когда Холмс почувствовал свое превосходство, его забавляло. – Да. 
Время. Время. Всегда все упирается во время. Еще и в то, что Холмсу вновь не было скучно. Он чувствовал азарт и то, как сердце, разгоняя по венам кровь, распространяет и адреналин. Огромное желание заглянуть на последнюю страницу его не покидало. Щуря глаза по привычке, а не от солнечного света, прорезающего вечно пасмурное лондонское небо, Шерлок напоминал себе, что перед ним актер. Изумительный актер. Великолепный психолог. И самый опасный человек на свете. Эта игра в итоге должна была кончиться самоубийством. И чье бы оно не было – опозоренным все равно останется великий Шерлок Холмс. Впрочем… он же теперь зауряден.
- Я второй ты, - проклятье, даже он сам поверил в собственные слова. Но он не был безумен. – Способен на что угодно. Брошусь в огонь. Сотворю то, что не свойственно обычным людям. Хочешь пожать мне руку в Аду, я не разочарую тебя, уверяю.
Удивительно, что тот не верил. Или не мог свыкнуться с мыслью, что есть копия. Зеркальное отражение? Холмс мог зайти так далеко, насколько потребуется. Но в отличие от Мориарти у него были свои представления о конце. Например, прыгнуть вниз, если это останется единственно верным вариантом и не погибнуть при этом. Как же это сопротивление его утомляло. Последнее слово должно было остаться за ним, не за Джимом:
- Возможно я по виду и ангел, но не вздумай допустить хоть на одну секунду, что я ангел по существу.
Слова, как известно, обладают силой, как и умение видеть факты. В душе у Шерлока заклокотало нечто темное, жаждущее вырваться на свободу и доказать, действительно доказать на что он способен. И вновь внутренние стены пошатнулись.

+2

4

Бездна взывает! Она топорщится тяжеловесной береттой в кармане пальто. Она совсем рядом, там за краем крыши. Она терпеливо ждет своих жертв, и Джим не может ее разочаровать. Не сможет отказать самой желанной из всех, кто был в его такой смутной жизни, сотворенной его руками, обагренными по локоть в крови всех, кто когда-то стоял на пути консультирующего злодея.
Он прожил уже достаточно, чтобы сделать последний шаг за грань. Ему хватит всех игр с еще одним полубезумным. Но Шерлок все равно зауряден. Он не поймет никогда, почему все это происходит. Почему Джим стоит на этой крыше и ждет, что тот сделает правильный выбор. Ведь Шерлок не видит истины в их нелепом танго. Шаги полустерты, ошибочны, и они снова наступают друг другу на ноги, давя с особой нежностью старые мозоли. Вороша потухающие угли в костре ненависти и безумия.
Сколько можно ждать подачки? Сколько можно пытаться разглядеть за этой благопристойной физиономией что-то, что найдет отклик в мертвой душе психопата? Он устал от того, что нет таких. Что он единственный и особенный...О, сколько раз его матушка вторила всем, что маленький Джимми ее герой, ее любимый гений! О, как устал он от своей гребанной гениальности! Когда мозг работает почти на все свои проценты, и мир предстает не так, как должен для обычных заурядных людишек. Они, слепые и глупые, просто как маленькие котята тычутся в этой жизни, выспрашивая сосок с молоком у мамки. Да к черту все это!
Он доказал, что по праву всегда был лучшим, хотя даже Шерлок не понимает сути последней проблемы. А все так просто... С этими своими гениальными мозгами он не может понять всего маленькую проблему. Малюсенькую финальную проблему. Как остаться в живых? Нет, Джим никогда не будет таким примитивным. Все еще проще. Их различие, что давит петлей на шее, затягиваясь, выпуская мертвый воздух из отживших легких.
Неужели только Джим, такой гениальный засранец, готов возвыситься над всеми умами, что также претендуют на роль умнейших. Только он готов зайти настолько далеко, что оставит заурядность на самом дне. Войти в бездну, будто в родное лоно. И остаться там на целую вечность.
Но что это? Вдруг на секунду ширма пала, и вот Шерлок явил свою темную сущность. Джим не верил. Он отказывался верить в то, что Шерлок пошел на поводу, открылся и теперь в его глазах тлело то пламя, что жгло изнутри консультирующего злодея. То пламя, что позволяет вершить все. Что жаждет крови.
- Нет, ты не такой, - легкий восторг скользнул по венам, и Джим улыбнулся, умиляясь исправлению своего отражения напротив. Все неровности и различия сглаживались.
Не солнце слепило, а осознания, что он добился. Добился того, что Шерлок признал свое поражение. Сейчас в данную секунду они были равными по силе. Равными настолько, что дух захватывало от того, что произойдет дальше. Его план работал идеально. Мистер Шерлок Холмс признал, что он такой же. Гений с почерневшей обугленной душой. И это было восхитительно!
- Ты вовсе не зауряден, нет. Ты второй я. Второй я! - сколько восторга. Он открыл этот ящик Пандоры, выпуская демонов на волю. И теперь эта ступень преодолена, и осталось только подняться выше. Ведь нельзя быть равными настолько. И если их уже двое, кто станет лучшим? Вопрос последней проблемы. Их уже двое. Одинаковых.
- Спасибо! - Джим благодарил. От полноты чувств он возможно даже и обнял бы этого долговязого, но все же остановился. Несколько секунд хватило понять, что эту проблему придется решать самому. Шерлок не станет, а значит ему нужно помочь. Он второй Джим. Да. Определенно нужно помочь решить проблему. Финальную проблему. А иначе они оба стали бы самыми заурядными людишками. Такими, как те, что топчут периметр госпиталя. Или те, что целяться в каждого друга детектива. Кстати об этом.
- Спасибо, хвалю, - Джим сжал руку детектива, кивая головой. О, это рукопожатие между ними! - Пока я буду жив, будут жить и твои друзья. Вот и выход. Счастливо оставаться!
Блеснув глазами, Джим выхватил любимую беретту Морана из кармана и уже почти прострелил себе мозг, наслаждаясь секундами полета в бездну и замешательством на лице детектива, как был прерван.

+4

5

Эти мгновения были бесконечны. Мир вокруг настороженно замер в предвкушении развязки этого противостояния титанов. Шум Лондона затих, уйдя на второй план, когда Шерлок нависал над Мориарти, не отводя взгляда и не мигая, глядя в глаза горящими безумием. Солнце, служившее природным софитом для данной мизансцены, только подчеркивало исходившее от Джима сумасшествие. И все же, все же это было приятно иметь достойного противника. Нет, не друга, а именно противника. Ими стоило дорожить куда больше, ведь Холмс сам повторял, что преступность становится предсказуемой: кражи, взломы, убийства – люди не прикладывают никакого воображения и Шерлок сидит без дела, решая каждое такое «событие» за пять минут, даже не высовывая носа с Бейкер-стрит.
И вот появляется он. Блог Джона пестрит очерками, где Шерлок не скрывает своего отношения к его слогу и подбору ассоциаций. Холмс в движении и радуется так, словно в честь него Ее Величество собственными руками запускает салют над Букенгенским дворцом. А эти последние дни? О, он если бы мог вернуть время вспять поступил бы точно так же… Только попросил бы старушку заткнуться. Ничто в мире не могло сравниться с выбросом адреналина, неутомимой работы ума и восторгом, что картинка складывается воедино. Никакие лучшие воспоминания и эти бредни насчет самых великолепных вещах на свете: улыбки, смех, объятия, близкие люди и прочая сентиментальная ерунда, уместная исключительно на страницах художественной литературы (которую он не признавал) и экранах телевизоров (которые он критиковал) – не шли ни в какое сравнение от чувства полного удовлетворения, экстаза, если хотите, что дарило раскрытие преступления. И сейчас, сейчас он физически ощущал как эта минута, данная для убеждения Мориарти,  растекается по венам восторг.
Настороженность никуда не ушла. Холмс не позволил себе поверить в резкую смену убеждений соперника. К тому же не это ли слабость – поддаться провокации, ухватиться за шанс доказать, что они как минимум равны, а как действительное – Шерлок лучше. Но лучший ли…? Не в этот раз. Пристальный взгляд. Здесь было что-то не так. Он что-то упустил. И упустил с самого начала, как только поднялся на крышу и увидел Мориарти. Хваленый дедуктивный метод был выброшен под откос, Холмс слишком самонадеян и прогорел на чем-то…
И все же он медленно пожимает руку Джима. Сейчас. Вот сейчас. Но Холмс ошарашен от всего, что произошло в эти минуты. Столько лет молчания, утери надежды, что эта жизнь будет интересна своими загадками, раздумья, глупые люди вокруг, зажимающие его гениальность, его способность ДУМАТЬ и вот она эта крыша… и Шерлок не может ничего зацепить. Мелочи. Ткань пальто. Костюм. Мориарти был «чист» в этом своем истинном облике. А в прочем он мог играть. И как блестяще! Шерлок Холмс был поражен. Он восхищался и никак не ожидал пистолета.
«Проклятье!»
Поддаваясь звериным инстинктам, он вырывает руку, вскрикивает от неожиданности и отскакивает от Джима, но тут же понимает, что появляется третья сторона...

Отредактировано Sherlock Holmes (2014-06-18 23:10:24)

+2

6

Большая Игра подходила к концу, и вся верхушка Фирмы, принимавшая в ней участие, знала об этом. Это чувствовалось по тупому, нездоровому веселью недалеких исполнителей, жаждущих убрать "гениального сыщика" с улиц, чтобы беспрепятственно заниматься всякой мелкой ерундой, а также ощущалось по напряжению более сообразительных индивидуумов. Вторые не без оснований боялись совершить осечку: забыть важную статью, не поговорить с нужным человеком, не запастись взрывчаткой - один провал, и взвинченный босс самолично откусит голову - медленно, сухожилие за сухожилием (исполнение будет, конечно, Морана, но это мелочи).
Себастьян же был не весел, а то, в каком состоянии он пребывал, можно было назвать напряжением дней этак пять назад. Теперь же он погрузился в целую нирвану, если бы она могла состоять из накрученности и тревожности чуть более, чем полностью, и если бы в ней можно было искупаться. Снайпера поглотил глухой ватный и холодный кокон, сквозь который, однако, долетали даже самые малые импульсы извне, оседая на нервах и заставляя серые клеточки работать во всю мощь, постоянно анализировать, каждую секунду пытаться составить полную картину происходящего и вычленить в ней ошибки, баги - то, что выбивалось из общего полотна. Но, увы, Моран не был ни Джимом, ни Шерлоком, и ему оставался лишь слепой инстинкт и игра в "горячо-холодно".
Финишной прямой стал позавчерашний день. Он уже год не видел Мориарти настолько обдолбанным. Одним гидроморфоном явно не обошлось, но в тот момент Себастьян просто не рискнул прервать эту кретинистическую вакханалию из соплей, истерик и больных перепадов с припадками напополам. Не только потому, что Джим чересчур сопротивлялся даже для Джима, но и потому, что Моран догадывался, что его боссу будет не так легко, как это кажется большинству в Фирме, смириться с финалом, заявленным на обложке их маленького "романа" с Шерлоком - "В финале Холмс умрет". До конца, правда, он не мог этого понять. Что это, дефицит хороших игрушек в мире? Действительно нездоровое и понятое самим Джимом влечение? Зависимость? Безысходность? Очередной неудавшийся "цикл перерождения" (читал он о таком когда-то)?
Себастьян гадал, наблюдая за тем, как метается по комнате Джеймс, бессердечно изъятый им из лаборатории. Он только пресекал попытки добавить к имеющемуся химическому набору что-нибудь потяжелее и следил, чтобы... Здесь можно обозначить любой самый неожиданный вариант, близкий к тяжким телесным повреждениям. В таком состоянии босс становился действительно крайне непредсказуемым, а он и в трезвом уме, если и подчинялся каким-то закономерностям, то они были настолько сложно математически вычисляемы, что можно было бы скорее сказать об их отсутствии. А уж когда Джим следовал за своими галлюцинациями...
Но даже это было не последней попыткой повернуть колок, на который была намотана внутренняя струна Морана. Больше, чем Мориарти в ярости и наркотическом угаре, пугал Мориарти абсолютно нормальный. Обычно люди начинают нервничать, когда кто-то впадает в состояние ледяного спокойствия, для Джима же, а точнее - для Джеймса - это было привычное положение вещей. А вот практически абсолютная нормальность без джимовских экзерсисов и перепадов, выходов на ультразвук и театральных представлений была редким гостем, даже когда на Кондуит-стрит 10 было спокойно и почти по-домашнему. Потому Себастьян был очень удивлен, обнаружив босса вчера в своей комнате в обед, когда продрал глаза после недолгого и обрывочного сна длиной в жалкие два часа. Тот, как ни в чем ни бывало, ковырялся в тарелке с едой, просматривая новости на ноутбуке Морана (запароленном! впрочем, не важно...) и выглядел так, словно и не было этой кошмарной ночи.
Утреннее видение не выспавшегося Себастьяна так и не рассеялось после обеда, потащив ничего не понимающего полковника на прогулку и без умолку трещало... о всяком. И почти ничего из этого не относилось к работе Фирмы, хотя меньше суток оставалось до смерти Шерлока Холмса. Уже прошло достаточно много времени с момента первого явления Ричарда Брука народу, а Моран все никак не мог привыкнуть к этой новой личности. "Слишком человечно" - самое точное описание причины подобной реакции.
Вот и вчера Джим уже "натянул" роль мелкого актера, когда Себастьян только проснулся, и вовсю тренировал ее на снайпере до момента, как отправится на встречу с Шерлоком. Предпоследнюю. И так и не снял ее, видимо, когда вернулся. Лишь изредка можно было заметить следы Джима в Ричи Бруке - особенно, в момент, когда он уже второй раз за день разбудил Морана, только в этот раз оседлав, - да и то они скорее угадывались по тому, что столько трахался в одну ночь Себастьян давненько.

И все это ради того, чтобы сегодня проснуться в полностью пустом доме на Кондуит-стрит и обнаружить смску: "Возьми выходной. JM"
Шумно щелкнул в голове паззл, в который за ночь добавились недостающие детали, мозаика повернулась нужной стороной, пружины встали на места, крышка откинулась, чтобы явить вместо Джека-попрыгунчика весьма нелицеприятное содержимое, которое так долго ускользало от Морана.
"И нет, нет, этот придурок серьезно собирается... Еб твою мать, Джим!"
В чем мать родила Себастьян подорвался с постели и со всей дури дернул за ручку ящика письменного стола, чуть не вырвав тот с корнем. Один пистолет был на месте, а вот верная беретта исчезла, и он совершенно точно знал, куда она делась.
У Мориарти был свой собственный пистолет (которым он не пользовался) более мелкого калибра, и Моран не хотел думать, пока наспех натягивал на себя хоть какую-то одежду, зачем этому идиоту понадобился более крупный. Но не думать не получалось.
"Паршиво дело."
Время лишь немного перевалило за полдень, но что-то подсказывало Морану, что его осталось в обрез. Единственной хорошей новостью было лишь то, что поле финала Большой Игры было известно. Снайпер подхватил из ящика не заинтересовавший Джима глок. Путь Себастьяна лежал к зданию Бартса.

Неприметный седан с обычными номерами притормозил рядом с госпиталем "с тыла". Снайперы уже были на своих местах, а значит действо началось, и Себастьяну только и оставалось, что подняться на последний этаж, под самую крышу, и расположиться перед входом на лестницу. Краем уха, если прислушаться, можно было уловить два голоса, но не более.
"Блядь, почему я вообще здесь?"
Только теперь Моран задумался над тем, почему он ослушался Мориарти, припершись в Бартс, когда его абсолютно точно по задумке Джима не должно здесь быть.
"Гребанный маньяк!"

+3

7

welcome to your life, there's no turning back
even while we sleep, we will find you

Это не боль и не мучения. Это её работа. Для кого-то это самая ужасная работа. Да, для мягкотелых идиотов, которые слишком нежно относятся к другим. И уж особенно к себе родным. Они не хотят марать свои руки в крови виновных. Мэри же не волновалась на этот счёт. Она прекрасно знала о своих жертвах всё, она знала обо всех их промахах, обо всех грехах, которые они совершили за свою жизнь. И она прекрасно знала, когда не стоит промахиваться. Прекрасно знала цену каждой человеческой жизни. И, конечно же, цена зависела от самого человека.
Пистолет заряжен. Жертва определена. Ранение средней тяжести, попасть, не задев внутренних органов. Не в руку и не в ногу. Так, что бы он потерял сознание прежде, чем поймёт, что в него выстрелили. Всё должно быть чётко, без промашек. Никто не должен помешать свершению плана, который выстраивался в одну единую цепочку несколько месяцев. Всё было заранее обговорено и выстроено. И если хоть что-то пойдёт не так, выстрел не вовремя, полиция придет раньше обычного, кто-то проникнет на крышу Бартса. Были различные возможные триггеры. Задачей было прервать игру двух гениев волшебным появлением киллера, который не знаком ни с тем, ни с другим. Вот и пусть погадают мальчики - откуда же такая взялась? Что ей нужно? И как она вообще узнала о месте, где должны были встретиться две вершины различных сторон. Откуда же взялась третья сторона? Казалось бы, всё просто - чёрные и белые. Сторона добра и сторона зла. И откуда не возьмись, третья - никому ранее неизвестная сторона, которая проворачивала свои планы, пока те даже не догадывались о существовании "иных". Чёрные штаны, белая блузка и поверх пальто тёмно-синего оттенка. Среди толпы людей, проходивших мимо по улице, она не выделялась. Подойдя к небольшому, но заметному зданию, на котором разворачивалась прямо сейчас весьма интересная игра, Морстен улыбнулась и достала из правого кармана телефон. Скрытый номер, звонок в полицию с просьбой прибыть к Бартсу.
- Я слышала какой-то выстрел, где-то там на крыше. - заявила блондинка, чуть изменив свой голос при разговоре. Всё было просчитано до секунд. Время от ближайшего пункта полиции до здания примерно 7 минут 48 секунд. С учётом пробок - плюс минут 8. Но, судя по карте, с пробками всё слабенько. Поэтому рассчитывать на запасные минуты нельзя. Нужно сделать всё быстро и чисто. Мэри вбежала в здание, и начала подниматься по лестнице. Нужно одеть маску, потому что дальнейшее задание мисс Аллен касается всё той же компании Шерлока Холмса. Нацепив чёрную маску (о, боже, как она её ненавидела! но кого это волнует?), женщина поднялась по лестнице и остановилась перед самой последней, увидев там мужчину. "Интересный поворот событий, стоит отметить. Такого в плане не было." Мэри быстро вытащила пистолет, который был заряжен лишь тремя пулями, на случай промаха и направила его на ногу мужчину. Спустя несколько секунд раздался выстрел, пришлось подстрелить ногу незнакомцу. Тот рухнул, освободив путь к крыше. Мэри быстро пробежала возле неизвестного и открыла люк, ведущий на крышу.
- Здравствуйте, мальчики! - наставив пистолет на Шерлока Холмса, великого гения дедукции, известного на всю Британию, а может и на весь мир, произнесла Морстен, чуть изменив голос, что бы при их дальнейшей встречи, он не так быстро раскусил её. - Я ведь не прервала вас? - снайперы наготове у Мориарти, нужно выстрелить и убираться прочь отсюда. - Шерлок, ничего личного. - раздался выстрел. Будем надеяться, что ничего особо важного она не задела. Нужно выйти через другой вход на крыше, что бы не пересечься с тем подстреленным. Женщина рванула к правому люку и быстро открыла его, убедившись, что Джеймс слишком занят Шерлоком, что бы заметить её уход. Быстрым движением руки, Мэри открывает люк и выпрыгивает на лестницу. "Нужно избавиться от плаща, они видели меня в нём. И от маски." Морстен снимает маску, поправляет белокурые, коротко-стриженные волосы и засовывает её прямо в карман. Женщина сбежала вниз по лестнице, здесь где-то чёрный вход, через который она и должна выйти наружу. И там же избавиться от всех этих вещей. Женщина кинула своё пальто в мусорку. По расчётам - мусор должны увезти раньше, чем приедет полиция. Мэри обогнула Бартс и вернулась на улицы, где встолпились люди.
- Что происходит, не подскажете? - обратилась Морстен к Джону Ватсону, который, как нельзя кстати, оказался прямо здесь. Такое необычайное везение!

+3

8

Это просто издевательство! Он успел снять с предохранителя, взвести курок. Во рту прибавилось слюны, и он уже почти чувствовал металический привкус на языке, предчувствовал стремительный полет пули, вгрызающейся в плоть, продирающейся сквозь плотность кости и мягкость ткани, почти ощущал свежий аромат крови, льющейся, извергающейся подобно лаве, вместе с его гениальным мозгом, почти... Оставалось одно короткое движение беретты внутрь, одно короткое нажатие на спусковой крючок, и вся игра вышла бы на новый уровень, обретя свою вечность в трупах двух заклятых врагов, слишком одинаковых, слишком похожих, для того, чтобы делить весь этот мир. Им обоим тесно, но они никто без друг друга. Никто. И сейчас это восхитительное чувство безупречной работы было грубо разорвано, прервано, втоптано в бетонную крышу госпиталя.
Издевательский голос, женский голос, фигура, маска, пистолет. Полет пули, и удивление, это точная маска, слепок удивления, выступающая из его пор на лицо вместе с капельками липкого холодного пота.
Недоумение, ощущение потери, контроль ситуации, выскользнувший из его рук, обрушилось одновременно сверху, придавливая его окончательно. Рука вялой плетью повисла вдоль тела, и только холод металла в ладони дает чувство незавершенности, хотя падение Шерлока свершилось. Не так... не так, не так, не та-а-а-ак!
Мозг работал на полную катушку, разворачивая свою мощь, но все, что произошло уже произошло, и не исправить никакой математической точностью. И мир просто осыпался, он сам осыпался рванными вдохами этого воздуха. Запах крови, звук шагов, ничто не может помочь ему осознать свое личное падение. Вместе с Шерлоком он летит куда-то в вонючую выгребную яму с выражением полнейшей ярости на своем восковом лице.
Ненависть вихрем проноситься по его телу, скручивая нервы в стальные клубки, тянущая жилы, заставляющая кровь разгоняться с каждым ненавистным ударом сердца. Тупая мышца должна была остановиться, но вместо этого он смотрит на лежащего и поверженого врага, но чувствует, что вместо Холмса свергнут именно он с престола, с пьедестала, как нахальный самозванец.
Это не то! Это не так! И он готов рвать зубами глотку той, что помешала ему дойти до конца, любую глотку, что попадется ему на пути. Волна ярости омывает его изнутри, вытачивая новые рифы из колкости внутренней борьбы. За яростью и ненавистью по пятам следует паника. Паника рождается в глубине его тела, переходя через все чакры тонкой стрелой, ввинчивается в мозг и закручивает новые спирали в этой деятельности серого вещества. Паника всегда ведет за собой начало истерики. И тошнота уже подступила. Он почти не ел, только пил много кофе, заставляя себя расслабиться, не спать, не думать так много, пока план претворялся в жизнь, иначе он мог еще сотню раз свихнуться от ожидания. Наслаждаться процессом, как и всегда. Он заставлял себя наслаждаться, порой забывая на секунды что мир должен погрязнуть в руинах, что все должно пройти легче, проще, все ступени преодолеются одним махом, скачком, легкой трусцой, ведь это все математический расчет его гениального мозга, иначе не могло быть. Он знал, чувствовал свое превосходство, знал, как заставить Шерлока плясать под свою дудку, и эта грандиозная мелодия! Партита номер один, легкая, насыщенная, стремительная, как они оба. Тогда почему?! Почему?!
Что он сделал не так? Когда все пошло не так? В какой момент у него осталась только иллюзия в цепких, хватких руках? Вопросы возникали в его голове, ширились, сужались, заполняя все пространство, тошнота становилась не выносимой, все казалось таким хрупким, хотелось колотить все, пнуть Шерлока для успокоения своих нервов.
Моран ворвался в эту канитель, калейдоскоп свежей нотой. И вот тут Мориарти прорвало! Он орал, брыкался, пытался сделать больно Себастьяну, чтобы как-то сдержать себя, пока не впал в кататонию по пути к машине.

+3

9

Проклятье.
Дьявол.
Кто знал, чем должен был закончиться этот день? За считаные секунды гениальный мозг работал на пределе своих сил, того и гляди рискуя перегореть. Ctrl+Alt+Delete в этот раз не смог бы помочь и этому идеальному компьютеру, чтобы снять хотя бы парочку задач. Шерлок судорожно и стремительно отмечал детали и момент, когда все пошло наперекосяк. За ним следили от квартиры этой омерзительной, глупой, продажной и дешевой журналистки? Или следили за Джоном? Нет, он был рядом. Дьявол. Молли? Нет, Молли была слишком правильной и преданной (и что волновало меньше всего Холмса – влюбленной), чтобы поделиться хоть с кем-нибудь его планом, должного стать обманом десятилетия. Да и зачем было Купер нанимать киллера? Вряд ли за банальное – если не мне, то никому. Мориарти? Нет. Не-е-е-ет. Шерлок не хотел верить в то, что этот Идеальный Соперник может все свести до такого низкопробного приема. Слишком просто, слишком явно, слишком… Джим был удивлен и зол не меньше чем Шерлок. По крайне мере так заметил мужчина, пока был способен анализировать и ставить мысленную галочку. Майкрофт? Но зачем? Это Шерлоку было впору кого-нибудь нанимать, чтобы расквитаться со старшим братом за «счастливое детство». Но только это не было по вкусу ни тому, ни другому…
- Шерлок, ничего личного.
Женщина. Где-то краем сознания, еще кристально ясного, замутненного неожиданным появлением в руке Джима пистолета и острой резкой болью, пронзившей тело детектива, ему удалось зацепиться за натянутые нотки в голосе, словно… словно… словно. Все произошло слишком быстро, но мгновенно схватывающий все мозг, разгадывающий загадки за несколько мгновений, это было не тело. Пока мозг передавал приказ увернуться, сойти с траектории пули, прошло слишком много времени и издав глухой нечленораздельный звук, интуитивно прикладывая руку к ране, словно бы это могло спасти от шока, боли и кровотечения. Прежде внимательные серо-зеленые глаза начали терять фокус, но когда сам Шерлок терял равновесие и падал (падал и падал, словно в кинофильме с замедленной съемкой, как бы шаблонно это не было), он не вспоминал всю свою жизнь (надо сказать не такую никчемную, как у большинства), а запоминал и фиксировал. Женщина не задела жизненноважные органы, но профессионально вывела Холмса из строя на продолжительное время (но зная его – остановить его могут только ремни, которыми его могут привязать к койке в больнице), а еще осанку, манеру держаться и стремительный побег с многострадальной крыши больницы святого Варфоломея.
Женщина. Вряд ли военный. Киллер или агент? Старательно меняет свой голос, что получается вполне реалистично. Работающая на кого-то третьего. Что-то появлялось слишком много фигур, превращающие всю игру в фарс.
Все бы закончилось так. План исполнился, впрочем не так как задумывал Мориарти. Ну и пусть. Джим жив - Шерлок не совсем. Но пока все складывается так живы и все те люди, чьими жизнями ранее угрожали. Беспокойная суетящаяся и многословная миссис Хадсон - добрейшая душа. Лейстрейд, не такой глупый и раздражающий как остальные в Скотленд-Ярде. Джон. Да, он наверное будет не сильно рад такому безрассудному поступку своего друга.
Цепочка фактов начала стройным рядом выстраиваться перед Шерлоком, отвлекая от уходящего оцепенения и шока, сменяющихся пульсирующей всепожирающей болью от огнестрельного оружия, что была столь невыносимой и забирающей гения современности в распахнутые объятия тьмы.

Отредактировано Sherlock Holmes (2014-07-07 17:20:28)

+3

10

В такие моменты как этот Джон начинал понимать, что Шерлок никогда не станет ему понятен. Он всегда был, есть и будет величайшей для Ватсона загадкой Вселенной, умудряющейся обвести того вокруг пальца, и будет делать это снова и снова. А Джон никогда не научится понимать, когда действительно помогает ему, а когда просто напросто ведется на его крючок и бежит в сторону от событий, чтобы не мешаться детективу под ногами в наиострейший момент. "У меня дела". Ну конечно, он всегда слишком занят для проявления естественных для других, но скучных и банальных для него человеческих чувств. Сейчас Джона это бесило как никогда прежде, ибо в дело были вмешаны уже не только они сами, но и ни в чем не повинная квартирная хозяйка. Не повезло старушке с квартирантами, однозначно.
- О мой Бог, - только и хватает сил выговорить у доктора, когда на пороге дома 221Б по Бейкер Стрит, откуда ему минут двадцать назад звонили с пренеприятнейшим известием о ранении миссис Хадсон, его встречает эта самая миссис, только живая и невредимая. Кажется, в его понимании это даже хуже, чем если бы она была при смерти. Это означало, что не было никакой стрельбы и неотложки, а звонок - всего лишь предлог убрать Джона с дороги на пути к Шерлоку. А тот, безумец, и против не был. Как обычно, он забавлялся и наслаждался процессом разгадывания головоломки, которую создали персонально для него. Конечно, вряд ли этот отвлекающий маневр был его рук делом, но все же он позволил доктору уехать, что теперь ставит под сомнение мысль Джона о том, что он хорошо узнал Холмса за эти полтора года, что делит с ним квартиру. В прочем, может, Шерлок просто прекрасно знал, что и миссис Хадсон, и Джон будут в полной безопасности в это время? Шерлок много чего знал, но не говорил. Считал это маловажным, в то время как эти по его мнению мелочи могли бы серьезно помочь, если не ему, то по крайней мере тем, кому он дорог.
Время было безнадежно упущено, но Джон все равно пустился со всех ног обратно на улицу и снова поймал такси до Бартса. Одному Богу известно, как далеко в мог зайти в своих преступных играх Мориарти и на что способен Шерлок в попытках его поймать. Это же сам Мориарти, а не какой-то там очередной жалких псих, поставивший полицию в тупик из-за какого-нибудь своего личного несчастья. Из-за одного такого Шерлок уже однажды чуть не погиб, когда Джону пришлось взяться за оружие, чтобы спасти друга.
Кажется, время еще никогда для Джона не тянулось так долго. Буквально каждый светофор на дороге заставлял его постукивать пальцами по подлокотнику, хотя он и был на редкость терпеливым и выдержанным человеком. И когда такси наконец остановилось у дверей госпиталя, Ватсон опрометью кинулся в здание, тормозя посреди вестибюля. Мельком он видел у входа полицейскую машину, а когда где-то неподалеку промелькнула бледная и встревоженная Молли, все это только подтвердило самые худшие мысли доктора.
- Что происходит, не подскажите? - Обратился к нему кто-то, но Джон точно не намерен сейчас разговаривать с кем-то кроме Шерлока.
- Не имею ни малейшего понятия, извините, - отрезал он, мельком взглянув на женщину и удалился в сторону аудитории, из которой чуть меньше часа назад так некрасиво ушел, оставив друга буквально на растерзания собственному искушению.

в теории, сюда бы сейчас Майкрофта с разъяснением ситуации

Отредактировано John Watson (2014-07-21 04:18:58)

+3

11

you'll be alright
no one can hurt you now

Вопрос белокурой женщины не сумел задержать мужчину при себе. Не смог уговорить его остаться. Что ж, это неудивительно, ведь он очень волнуется за своего друга. Создаётся впечатление, правда, что за своего возлюбленного. А что, если он действительно... ге... не той ориентации? Тогда план явно провалится, не успев начаться. Нужно это выяснить как можно раньше, что бы если что последовать к начальнице и уже дальше обдумывать какой-то другой способ, потому что это может и не сработать. Мэри бросилась вслед за ним, в толпу зевак, которые с интересом смотрели на крышу, думая, что увидят хоть что-то с такого расстояния. Хотя, может и не надеялись, а ждали - что же произойдёт дальше? Люди такие странные. Они услышали выстрел, но вместо того, что бы бежать - остановились и замерли, словно в ожидании какого-то чуда. Они, наверное, даже и не задумываются над тем, что их, например, тоже могут расстрелять? Что, если наверху террористы, которые хотят устроить шоу? Да-да, она знает, что это не так. Ведь именно она собрала здесь всю эту публику, но они - никто из них - никогда не узнает об этом.
- Можете не врать мне - вы прекрасно всё знаете. По-крайней мере, догадываетесь. Здесь присутствует кто-то важный для вас, точнее сказать - там. - Мэри указала на крышу, и она знала, что была права. Но стоило ли так веско заявлять об этом? - Про это не сложно догадаться, ведь Вы так спешили попасть ближе туда и разобраться во всём, Джон Ватсон. О вашей паре знает вся Великобритания, о вашем, так сказать, дуэте. Великого гения и военного врача. И ещё - глупый вопрос, но всё же - правда ли, что Вы не той ориентации? - вот такова вся сущность женщины. Ляпнуть что-нибудь не то сгоряча, а потом извиняться и извиняться. Ну, а что тут ещё можно спросить? Плюс - это был очень важный вопрос для неё. Точнее, ей важно было услышать ответ. Что бы знать, стоит ли вообще продолжать или остановиться, пока есть время придумать что-то новое. Интересно, он вообще всё это слышал? Он мог и не обращать внимания на всё это, потому что он стоял вполоборота. Ну, что ж, будем надеяться на лучшее. - Меня зовут Мэри Морстен. А вот и скорая... - она заметила, как двое в белых халатах быстро выносят каталку с телом на ней и затаскивают в машину. Морстен удивлённо смотрела на Шерлока Холмса, у которого на бело рубашке проявилось кровавое пятно. Попала прямо в цель, это радует. Потому что ей бы не простили, если бы она погубила её. Ведь это не входило в планы Красной королевы. Хотя я вообще не знаю, что конкретно она хочет. Что Ив хочет от этого доктора, что от сыщика. Что ей нужно и зачем она всё это делает? Ради забавы, как и Белая с Чёрной стороной? Или что? Сложно разгадать её планы и понять её замыслы. Она просто делает это, преследуя что-то своё.

+4

12

Женщины - странные существа. Джону куда легче и привычнее было иметь дело с мужчинами. Их мысли и логика хотя бы были ему понятны. Хотя в этом случае, наверное, не имело значения, кто сейчас стоял позади него и бросал вслед сущие глупости. Этот слух о том, что они с Шерлоком не просто друзья и партнеры, а еще и пара уже давно бродит по Лондону, но никто не осмеливался высказать такое предположение детективу и его блоггеру в лицо.
- Ничего поновее не могли придумать, да? - Остановившись как вкопанный, Джон замер на секунду и развернулся к женщине, которая все еще не спускала с него глаз. Понимала ли она, что нарывается? Морально, конечно. Джон никогда бы не тронул женщину, но вот высказать все, что думает о ней - способен. Почему ее это так волнует? Почему всех так волнует их дружба? Людям подавай сенсацию, и вот, бульварные писаки готовы высосать ее буквально из пальца. Или еще из чего-нибудь. Лишь бы продать как можно больше своих грязных бумажек, а что конкретно в них будет написано - уже никого не волнует. Хотя, нет, его-то как раз волнует, и волнует давно. Однажды он уже советовал Шерлоку не высовываться, но тот не услышал его. Сейчас Джон и понятия не имел, что тогдашние статьи были только цветочками. - Кажется, вы и без меня прекрасно знаете, что я тороплюсь, - напомнил он даме, что она лезет с расспросами совсем не вовремя. А он и вправду понятия не имел, что произошло и сказать ему этой блондинке было нечего. Он не слышал выстрела и действительно не понимал, что за шумиха поднялась вокруг госпиталя. Хотя, предположения у него и были, но одно неправдоподобнее другого, так что он предпочел бы сейчас найти Шерлока, чем с кем-то разговаривать. В прочем, первое уже не было так необходимо - пока Джона тут задержали на входе с какими-то глупыми вопросами, Шерлока уже вывозили из госпиталя на каталке и осторожно заносили в автомобиль скорой помощи. На груди его зияла рана, но судя по тому, что в полиэтиленовый мешок он упакован не был, он был жив. "Это самое главное, это хорошо," - успокаивал себя Джон, провожая взглядом врачей. В сопровождающие его не взяли и велели отправляться домой. Но куда везут раненого, если он и так в госпитале? Уже спустя пару минут в памяти Джона всплыло лицо Антеи, мелькнувшее в глубине медицинского автомобиля, а значит, Шерлок уж точно в надежных руках брата. И уж точно скоро ему, доктору Ватсону, позвонят.
- Довольны? - Обернулся он снова к женщине, задержавшей его, указывая на отъезжающую машину с мигалкой. - Кажется, вы все только что видели своими глазами.

+2

13

План "Lazarus" провалился с треском. Ну или сдулся, как воздушный шарик, что провисел под потолком довольно долгое время. Он снова ошибся, и просчитался, как тогда с телефоном, заигрывась и слишком увлекшись наблюдением из-за кулис. Младшему брату простительно все, но не ему..не человеку, который должен был следить за детективом во все очи (что собственно и делал) просчитывая даже малейшее отклонение от его собственного политического сценария. Да, конечно, он не всемогущ, увы..Есть лишь сухие факты, предположения, которые если свести вместе, то смесь превратиться в нечто, из чего можно будет вылепить достойный план или же стратегию, но все пропадает, когда на идеально отполированный, законченный холст, падает капли краски. Или крови, в нашем случае. 5 минут назад на его мобильный раздался звонок одного из наблюдателей, который сообщил, что несколько минут назад кто-то неизвестный вмешался в шахматную партию двух гением, опрокинув одного из них на шахматную доску смешивая фигуры. Его брата. Шерлока. Чертова гения.
- Антея - девушка спустя несколько секунд вошла в его кабинет, держа наготове ручку и блокнот - Ваше присутствие сейчас необходимо на Oat Ln в пути Вы получите все рекомендации от меня касательно дальнейший действий. И помните - счет идет на минуты.
Помощница кивнула, дверь темного дерева закрылась за ней. Теперь главное выждать и не лететь сломя голову наплевав на многокилометровые пробки, врубив мигалку. Черти что творится в этом разнузданном мире, он так хрупок, чуть тронешь и разлетится на мелкие осколки. Да и жизнь совершенно ничего не стоит, даже ломаного гроша.
- Шерлок.... - проносится в его мыслях и Холмс сжимает перьевую ручку настолько сильно, что острый край врезается ему в руку. Боль...она притупляет волнение и страх, страх за единственного родного человека.
Господи..только бы он...выжил. Глоток виски из пузатого бокала на полированной поверхности стола, он почти не чувствует вкуса. Раз..два..три секунды стекают по пальцам..лишь бы она успела..Сомневаться не нельзя - это провал. Все будет хорошо..От осознания беспомощности кривятся губы, но лишь на секунду, экран телефона политика оживает, и он нажимает кнопку, пора ехать.
Холмс-старший встает из-за стола, медленно двигаясь к двери, будто в кошмарном и нереальном сне, в несколько шагов преодолевает расстояние до двери, нажимает дверную ручку и спускается по лестнице плечом задевая хрустальную метровую вазу стоящую возле косяка, она падает позади него развиваясь на мелкие осколки, но Майкрофту все равно, кажется будто уши заложены ватой и ничего не слышно, и неощутимо. Он садится в машину, с совершенно не читаемым выражением на лице, приказывая водителю ехать в том же направлении, в котором недавно уехала его помощница, несколько слов в сообщении ничего сейчас не значат, они даже не успокаивают, потому что внутри все бушует словно нескончаемый поток лавы выжигая..Не сорваться. Ногти врезаются в ладони, оставляя маленькие, но глубокие следы, никто не должен видеть его безысходности, все внутри, там кому никому не пробраться..в сознании, в черт его сердце..душе или как все это называется..Политик в последний раз сжимает зубы, скрипя и надевает маску. Руки спокойны ни единого подрагивания, на лице 0 эмоций, в руках бессменный зонт, Холмс выходит из машины, которая тормозит на углу улицы, видя Джона Ватсона, разговаривающего с какой-то блондинкой. Он слегка отступает делая шаг назад и ждет момента окончания разговора, вот сейчас сию секунду он пытается прочесть на лице блоггера своего брата информацию о том, что произошло, это дается с трудом - женщина отгораживает от него доктора, но мистер Правительство терпеливо ждет, если нужно он будет ждать долго, ибо терпение Англии в его лице безгранично.

Отредактировано Mycroft Holmes (2014-08-11 13:12:16)

+2


Вы здесь » 7% SOLUTION » Завершенный цикл » (15.06.11) I believe in the enemy


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC